Всплеск заболеваемости коронавирусом, вызванный штаммом "Дельта", постепенно идет на спад. В скором времени сразу несколько регионов Украины могут покинуть "красную" зону. Жесткие карантинные меры для невакцинированных с одной стороны помогли разорвать цепочку заражений, ограничив социальные контакты, а с другой – мотивировали многих украинцев таки получить прививку. Хотя невысокий уровень вакцинации в целом пока не дает надежд на скорое завершение эпидемии.

Антипрививочные настроения дали и другой, закономерный, но неожиданный эффект – впервые за долгое время в Украине зафиксировали сразу несколько случаев полиомиелита. Профильные организации сильно обеспокоились этим инцидентом, ведь болезнь, казалось уже была практически побеждена, благодаря регулярной вакцинации. Охват населения прививками от других опасных заболеваний, например туберкулеза и кори, также не внушает оптимизма.

Представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Украине доктор Ярно Хабихт рассказал нам, когда мир сможет преодолеть пандемию коронавируса, станет ли он сезонным заболеванием, что такое постковидный синдром и с какими последствиями COVID человечеству придется иметь дело в ближайшие годы.

– Доктор Хабихт, здравствуйте. Спасибо большое, что вы нашли время присоединиться к нам сегодня. Начнем с такого вопроса. Мы видим динамику заболеваемости COVID в Украине. Власть и эксперты говорят, что она снижается или находится на плато. Подтверждается ли это вашей информацией?

– Спасибо. Очень хорошо, что и вы обратились к ВОЗ. То, что мы видим в настоящее время в Украине – количество случаев действительно стабилизируется. Мы видим, что 19 областей все еще находятся в красной зоне. Но мы предполагаем, что в ближайшие дни и недели многие из них станут оранжевыми или желтыми.

В то же время, определенное количество пациентов по-прежнему находятся в больницах. Некоторым из них нужна серьезная поддержка. В ряде областей до сих пор заняты более 60% больничных мест. Итак, хотя мы видим, что уровень заболеваемости снижается, мы также знаем, что в больницах все еще есть пациенты.

У нас по-прежнему высокая смертность, и нам нужно задуматься, почему сейчас такое большое количество случаев во многих европейских странах. Потому что в Европе, в 53 странах, за последние семь дней оно увеличилось более чем на 8%. И тому есть две причины.

У нас все еще есть группы населения, которые не делают прививки, и в Украине, и за ее пределами. А еще люди устают. Они уже не так часто надевают маски, не соблюдают социальную дистанцию и гигиену рук. И это тоже то, что мы видим в Украине.

– Как вы думаете, может ли в принципе, после достижения определенного уровня вакцинации, коронавирус стать обычной сезонной болезнью, как грипп, к примеру, или какие-то простудные заболевания?

– Это одна из теорий – о том, что COVID может стать сезонным – но сейчас у нас нет этому доказательств. На данный момент в Украине и Европе мы наблюдаем и сезонный грипп. Так что ВОЗ считает важным делать прививки от сезонного гриппа и COVID, и что это можно делать одновременно.

Нужно, чтобы люди получали первую дозу вакцины против COVID. Сейчас в Украине хотя бы одну прививку сделали 31% населения. Но есть большие различия по регионам. Мы видим Луганскую область с одной стороны, где у нас есть 11% населения, которые получили одну дозу, и у нас есть 53% всего населения, которые получили ее в городе Киеве.

Существует огромное неравенство. Поэтому, прежде чем мы начнем говорить о сезонности COVID, мы должны убедиться, что все в безопасности, и один из способов сделать это – пройти вакцинацию.

– Возможна ли такая ситуация, как говорил один из разработчиков вакцины компании BioNTech, что нам придется теперь ежегодно вакцинироваться от COVID? Как вы думаете, реально ли это?

– Будет видно. Потому что мы имеем дело с новой болезнью и новыми вакцинами. На сегодняшний день мы узнали, что для некоторых препаратов, в частности Sinovac и Sinopharm, нам необходимо добавить третью дозу в первичный курс вакцинации, особенно для тех, у кого более низкий иммунитет или у кого более высокий риск заболевания COVID. Для них нам нужна третья доза.

Сейчас также ведется много дискуссий и исследований по поводу снижения уровня иммунитета. Для некоторых групп населения, например, медицинских работников, находящихся на переднем крае борьбы, тех, кто имеет более высокий риск заражения COVID, необходимо сделать дополнительную вакцинацию.

Каждая страна на данный момент проводит оценку ситуации, и ВОЗ предлагает обновленное руководство по дальнейшим вакцинациям. Сейчас пока еще рано говорить, придется ли нам делать это каждый год. Мы надеемся, что нет, но мы не можем исключать и эту возможность.

– Как раз в продолжение вашего ответа. Мы видим пример Австрии, которая сейчас уже вводит обязательную вакцинацию для всех. Поддерживаете ли вы такой шаг?

– Я думаю, что многие страны ищут возможности, как подтолкнуть людей к вакцинации. В других странах, если вы вакцинированы, ваша жизнь становится легче. Вы можете пойти в кино, ресторан или магазин.

Каждое общество определяет способ, как обеспечить, чтобы у людей была возможность сделать прививку, и также были стимулы для этого. В Украине мы недавно увидели, что были введены и финансовые стимулы. Некоторые другие страны пытались сделать то же самое.

В конечном счете у нас есть одна большая цель – сделать прививку максимальному числу людей. В сентябре мы хотели вакцинировать 10% населения мира. Украина достигла этой цели. Это было очень хорошо. В то же время более 50 стран этого не сделали.

Теперь следующая цель состоит в том, чтобы к концу декабря вакцинировать 40% всего населения. Если Украина будет делать по крайней мере 1,5-1,7 миллиона прививок каждую неделю, мы сможем это выполнить. И достижение этой цели – это очень и очень важно.

Но сегодня мы видим, что в Украине все меньше и меньше людей получают первую дозу, и это подвергает нас риску не довести показатель до 40%. Поэтому сейчас очень важно иметь вакцины – это достигнуто – и предоставить их группам высокого риска в первую очередь, но в целом и всему населению. Затем мы сможем начать постепенно выходить из пандемии.

– Опять же о примере Австрии. Конечно, многое зависит от страны, но в некоторых обществах это может вызвать отторжение. Когда вакцинация станет обязательной, люди могут из протестных побуждений отказаться прививаться. Не столкнемся ли мы с риском того, что чем больше принуждения, тем меньше желающих и пространства для убеждения?

– Есть разные варианты, как реагирует население. И мы видим то же самое в Литве, какой была реакция, когда сертификаты вакцинации также были введены в моей собственной стране – в Эстонии. Сейчас много обсуждается, каких видов должны быть сертификаты, что должно быть ограничено, а что нет. Это происходит в каждой стране.

Мы видим, что власти многих стран обеспокоены тем, какие стимулы необходимо создать, чтобы вакцинация состоялась. И мы также видели это в Украине. Когда в середине октября Украина вошла в новую волну эпидемии, то гораздо больше людей начали прививаться. Некоторые из них – потому что они потеряли доступ (к развлечениям, услугам и передвижению, – ред.). Но некоторые начали понимать, что COVID – это серьезное заболевание.

И еще раз, зачем мы проводим вакцинацию? Во-первых, прививка действительно защищает вас от серьезного течения болезни. И, во-вторых, это также позволяет системе здравоохранения функционировать. Потому что какие проблемы мы видим в последние недели? Хватает ли нам кислорода, Достаточно ли у нас медицинских работников и коек, чтобы поддерживать тех пациентов, которые на самом деле в этом нуждаются.

– Все же в любом обществе есть от 10% до 15% радикально настроенных людей. Они не будут поддерживать линию власти по разным вопросам. Сейчас мы столкнулись с "ковидными" ограничениями и это вылилось в антивакцинаторские движения. Понимаем ли мы, какой процент людей в обществе нужно вакцинировать для того, чтобы победить пандемию? И не окажемся ли мы в ситуации, когда из-за антивакцинаторов мир никогда не выйдет из карантина?

– Что сейчас очень важно, так это поставленные нами цели: 40% должны быть вакцинированы к концу года и 70% всего населения – к лету 2022 года. Это нужно, чтобы преодолеть пандемию и выйти из этой ситуации.

Еще один важный аспект заключается в том, как мы можем охватить вакцинацией тех, кто действительно уязвим. Это пожилые люди и те, у кого есть хронические заболевания, такие как болезни сердца, диабет и рак. Нам нужно проделать большую работу, чтобы достучаться до них.

Потому что сейчас мы видим, что в Украине 24% всего населения вакцинировано двумя дозами и 31% – по крайней мере одной. Но это равно 24% в возрастной группе старше 60 лет. То есть нам нужно сделать гораздо больше, чтобы достучаться до них. И то же самое с 80+, а это бабушки и дедушки многих украинцев. Теперь нам нужно приложить усилия, чтобы защитить их.

Это так важно потому, что серьезные случаи заболевания с госпитализацией – это те, кто не вакцинирован. Нам нужно защитить наших сограждан в Украине: пожилых людей и тех, кто страдает хроническими заболеваниями. Благодаря этому мы сможем преодолеть пандемию. Нам нужно охватить 70% всего населения. Но в старших возрастных группах этот показатель может быть еще выше.

– Мы видели разные инструменты, как убедить людей вакцинироваться. В том числе это и картинки, которые мы наблюдали из Италии в первую волну пандемии: переполненные морги и крематории. То есть с одной стороны это страх. С другой – это могут быть какие-то приятные вещи. У тебя есть "ковидный" сертификат, ты можешь безопасно сходить в кино. Но даже в Украине мы видим, что этого недостаточно, поток желающих получить прививку становится меньше. Как еще власти могут убедить украинцев вакцинироваться?

– Есть много стимулов, которые испробовали все страны. Во-первых, они заявили, что вакцина безопасна и эффективна. Затем было много фотографий, затем были ограничения, затем появились положительные стимулы, денежные и неденежные. Я думаю, что украинские власти пробуют многое из этого. Они также разговаривали с мэрами и с другими людьми на местах, которые пытались вакцинировать лидеров мнений. Другие обеспечили доступность вакцин.

Мы увидели среди пожилого населения и во многих селах, куда мы ездили, что, когда вы рассказываете о безопасности и эффективности вакцины, многие хотели бы получить прививку. Когда мы спрашивали, что этому мешает, то многие в тот момент, а это было два месяца назад, не знали, где вакцинироваться.

Как только им рассказали больше о прививке, то у них возникли очень простые вопросы, они заинтересовались. Поэтому нам также нужно понять, какие препятствия мешают людям пройти вакцинацию. Некоторым нужна информация. У одних есть вопросы, к другим нам нужно дотянуться с помощью мобильных центров. Нам нужно подумать, где сделать вакцинацию доступной. Одни хотели бы сделать прививку в центре первичной медицинской помощи. Другие – в супермаркете.

Даже когда я разговариваю со своими родственниками, некоторые чувствуют себя очень комфортно, когда им назначено конкретное время для вакцинации, потому что они хороши в тайм-менеджменте. Но другие коллеги и друзья хотят пойти утром на рынок и заодно получить прививку. Они не хотят бронировать время, для них доступ к вакцинации должен быть легким.

Поэтому я думаю, что необходимо использовать все возможные стимулы. Но мы должны быть настойчивыми, потому что нам предстоит сделать еще много прививок, чтобы обезопасить украинцев.

– В Украине в принципе нет разницы каким препаратом ты проходишь вакцинацию от коронавируса. Самого факта прививки достаточно для того, чтобы на тебя не распространялось большинство карантинных ограничений. В то же время, если ты хочешь выехать за границу, то некоторые будут дискриминированы из-за того, чем они были вакцинированы, например китайским препаратом. Почему так произошло, по вашему, это о медицине или все же больше о политике?

– Это то, с чем мы, как ВОЗ, выступали в течение всего текущего года. На всех заседаниях нашего Комитета по чрезвычайным ситуациям мы просим участников принять все вакцины, перечисленные в списке препаратов для экстренного использования. И постепенно мы видим, что все больше и больше стран принимают их. Но, может быть, это происходит недостаточно быстро.

Мы считаем, что все вакцины, включенные в список для экстренного использования, должны быть приняты всеми государствами-членами. Но они сделали свой индивидуальный выбор. Конечно, это иногда накладывает ограничения на поездки.

Однако сертификат о вакцинации не должен быть единственным документом для проверки. Это не должно быть дискриминационным фактором, если вы хотите путешествовать, если вы хотите иметь доступ. Именно поэтому мы видим другие виды сертификатов: о вакцинации, отрицательном ПЦР-тесте или доказательства того, что человек недавно переболел COVID.

– Возвращаясь к вопросам, которые люди задают перед тем как понять, будут ли они вакцинироваться. Давайте возьмем парочку самых распространенных из них, чтобы люди это от эксперта услышали. Нужно ли проходить какие-то обследования перед вакцинацией?

– Нет.

– Исчерпывающе. Когда можно вакцинироваться, если ты уже переболел?

– Как только вы поправитесь.

– Давайте перейдем к следующему блоку, о котором в Украине очень мало почему-то говорят – это постковидный синдром. Что это такое, чем он опасен и как долго может продолжаться?

– Чем больше людей проходят через COVID, в том числе в Украине, тем больше мы узнаем о постковидном синдроме, при котором некоторые симптомы и заболевания, поражающие нервную, сердечно-сосудистую и легочную системы, будут продолжаться. Это может произойти сразу после того, как вы выздоровеете от COVID, продолжаться некоторое время или проявляться время от времени.

Подобные симптомы сохраняются как минимум два-три месяца. И это очень важно не только потому, что вы снова плохо себя чувствуете, но и потому, что они долгосрочны. У нас есть множество рекомендаций со стороны ВОЗ о том, как восстановиться после COVID. Есть специальные упражнения, которые нужно делать. Существует также множество других доступных рекомендаций.

Я думаю, что всем нам нужно быть бдительными. Если эти симптомы появляются снова – а это может произойти с 10-20% пациентов, у которых был COVID, – необходимо проконсультироваться с семейным врачом и посмотреть, что можно сделать.

– Давайте используем еще одну площадку – наш YouTube-канал – чтобы помочь людям. Попросим вас вкратце рассказать, какие симптомы постковидного синдрома встречаются чаще всего, как его определить, как понять, что пора идти к врачу и что-то с этим делать.

– После того, как у вас был COVID, появляется некоторое головокружение, также могут быть проблемы с легочной системой. Общие симптомы включают усталость и одышку и другие симптомы, которые обычно влияют на повседневную жизнь – это изменение обоняния/вкуса, депрессия, кашель, проблемы с памятью, головная боль, недомогание после нагрузки, нарушения сна и тахикардия.

Мы видим, что многие из этих симптомов появляются снова. И когда это происходит, а затем они остаются на более длительный период, тогда самое время позвонить вашему семейному врачу и проконсультироваться, может ли это быть постковидный синдром. Но это может быть по-разному для каждого отдельного пациента.

– Еще одна большая проблема, о которой говорят даже реже, чем о постковидном синдроме – это психическое здоровье. Понятное дело, что постоянно пребывать в карантине, читать новости о заболевших и умерших, это очень сложно и непривычно для человеческой психики. С чем мы столкнулись в этом плане во время этой пандемии и как нам вернуть себя к нормальной жизни?

– Это важнейший вопрос, связанный с психическим здоровьем, и я бы рассмотрел три его различные части. Одна из них касается наших детей и подростков, мы видим, что им нужно много объяснять, что такое COVID, как с ним справляться, у них очень много стресса.

Дети подолгу находились дома, у них также могут развиться различные синдромы и симптомы. Они не могут достаточно много общаться со своими друзьями. Школы были закрыты. Так что существует множество факторов, появившихся из-за COVID, которые влияют на наших детей.

Мы увидели, что важно говорить о COVID, и сделали много доступных материалов, которые используются в школах и семьях в Украине, и которые могут помочь справиться со стрессом. Речь идет не только о психическом здоровье или заболеваниях, но и о стрессе, с которым необходимо бороться не только детям и подросткам, но и взрослым. Для взрослых тоже доступно множество материалов по управлению стрессом.

В последнее время мы начали также предоставлять тренинги и материалы для медицинских работников, потому что мы всегда думаем, что они наши супергерои в больницах и центрах первичной медицинской помощи. Но они также нуждаются в поддержке, ведь медработники имеют дело с COVID уже почти два года, и для них это тоже непростая задача.

Так что, когда мы говорим о психическом здоровье, нам нужно обращать внимание на детей, взрослых, но также и на медицинских работников. И я хотел бы искренне поздравить министра здравоохранения, Национальную службу здоровья и многих специалистов – Украина начала двигаться вперед с помощью команд по охране психического здоровья в общинах. ВОЗ сейчас также проводит тренинги в 21 области, чтобы их подготовить. Есть еще много людей, которых обучали не только партнеры, но и государство.

Так что, психическое здоровье – это одна из тем, с которой нам нужно иметь дело. Даже когда мы преодолеем COVID, это останется с нами в ближайшие годы, и это требует большого внимания.

– Сейчас мы столкнулись с проблемой того, что часть украинского общества в принципе отказывается вакцинироваться. Еще с 90-ых мы слышим о побочных эффектах и смертях от прививок. Открытый вопрос: это пропаганда или недостаток образования, но эта проблема существует. В итоге мы недавно увидели вспышку полиомиелита, который, казалось, уже был побежден благодаря вакцинации. Какая у нас ситуация с вакциноуправляемыми инфекциями в Украине?

– Во время COVID мы увидели, что охват рутинной вакцинацией наших детей начал постепенно снижаться, и очень важно, чтобы мы обратили на это внимание. Например, на сегодняшний день у нас 58% детей вакцинированы против туберкулеза. От полиомиелита – 59% детей. В Украине была вторая по величине вспышка кори в мире всего четыре или пять лет назад, и сейчас мы видим, что каждый третий ребенок не вакцинирован от кори.

Поэтому, в то время как мы стремимся к вакцинации против COVID, нам необходимо также уделять внимание регулярной вакцинации и доступу к медицинской помощи – сейчас и в ближайшие годы – чтобы избежать любых вспышек заболеваний.

Случаи полиомиелита в Украине вызывают озабоченность, поэтому нам вместе с властями нужно понять: какой на это возможен ответ? Это чрезвычайно важный вопрос для ВОЗ, ЮНИСЕФ, GAVI и других, ведь мы находимся на пути уничтожения полиомиелита в мире. Так что каждый из этих случаев требует большого внимания.

Когда мы смотрим на Украину, нам нужно обратить внимание на возможность расширения прививочных кампаний инактивированными вакцинами против полиомиелита в стране. У нас есть определенное число детей, которым необходимо сделать прививку, а затем нам нужно подготовиться к дополнительным кампаниям.

Эти случаи расследуются властями, а затем информация передается и международным партнерам, в том числе ВОЗ. В ближайшие недели необходимо согласовать следующие шаги, потому что требуется тщательное изучение образцов и ситуации на местах. Затем мы должны действовать.

Нам нужно убедиться, что мы адекватно отреагируем на этот один случай. Но затем необходимо также обеспечить систему наблюдения, чтобы мы получали сигналы, если появятся другие случаи в Украине и за ее пределами.

– Резюмируя, пандемия коронавируса может стать и благом для украинского общества. Если люди привыкнут, что вакцинироваться хотя бы от коронавируса это нормально, в этом нет ничего страшного, то потом это может распространиться и на другие прививки.

– Вакцинация – это одна из самых эффективных мер после мытья рук, и очень важно, чтобы мы не забывали об этом. И у нас есть традиционные прививки, нам нужно продолжать борьбу с корью, полиомиелитом и многими другими заболеваниями. Мы можем защитить себя и наших детей.

Теперь с COVID мы также узнали, что вакцинация является одним из инструментов в нашем наборе, который может предотвратить развитие серьезного заболевания. Это помогло многим людям не попасть в больницы. Вакцинация работает, и я надеюсь, что многие украинцы верят в это. Я знаю, что многие украинцы верят в это, потому что они вакцинируют себя и своих детей. Поэтому я надеюсь, что эта тенденция сохранится.

Но в то время, когда мы начинаем выходить из пандемии COVID, нам нужно также следить за тем, чтобы были удовлетворены и другие потребности: психическое здоровье, реабилитация, а также доступ ко многим другим медицинским услугам, который необходимо расширить в 2022 году.

Над материалом также работали Милан Лелич и Юрий Дощатов.